На пороге эпохи виртуальной медицины. Интервью со старшим вице-президентом и медицинским директором компании Philips «Здравоохранение» Эриком Силфеном

Июнь 9, 2011

Интервью со старшим вице-президентом и медицинским директором компании Philips «Здравоохранение» Эриком Силфеном


В конце мая Москву посетил ЭРИК CИЛФЕН — старший вице-президент и медицинский директор компании Philips «Здравоохранение» (Эндовер, Массачусетс, США), доктор медицинских наук, магистр медицинского администрирования и биомедицинской информатики. Будучи известным отраслевым экспертом и активным участником международного медицинского сообщества, он занимается консультированием и внедрением передовых медицинских технологий в разных странах. Россию Эрик посетил для знакомства с нашим здравоохранением и обмена опытом с российскими врачами. В ходе своего двухдневного визита г-н Силфен нашел время, чтобы ответить на вопросы редактора рубрики Cnews АНДРЕЯ СЕРДЕЧНОВА.


— Насколько в США развита регулярная диспансеризация населения?
— Профилактическая медицина стоит на повестке дня у всех американских врачей. Не могу сказать, насколько охвачено все население страны, но диспансеризация детей и профессиональных спортсменов — широко применяемая практика. В определенном смысле это стало частью американской культуры. Однако можно точно сказать, что профилактическая медицина не распространена в США на том уровне, на котором хотелось бы.
— Вы знакомы с ситуацией с диагностической медициной в России? По вашему мнению, хватает ли у нас томографов и прочего современного диагностического оборудования?
— Сейчас в России на 1 млн человек приходится 7—8 компьютерных томографов, в то время как в Европе этот показатель составляет 15—18 единиц. Тем не менее дорогие методы визуализации — это не единственный метод диагностики, эффективную профилактику можно проводить и более распространенными способами.


САМИ ПО СЕБЕ ИННОВАЦИИ НЕ РЕШАТ ПРОБЛЕМ
— Говорят, что скоро ставить диагнозы будут суперкомпьютеры вроде Watson от IBM. Насколько конструктивен этот подход, действительно ли передовая машина способна будет заменить в сложных случаях консилиум врачей?
— Watson — это больше взгляд в будущее. Мы не можем говорить, что в отрасли будет много таких компьютеров и они будут настолько широко использоваться, что смогут в какой-то мере вытеснить обычную практику интерпретирования результатов обследований докторами. Задачу Watson я вижу в том, чтобы интегрировать большой объем медицинской информации для последующего принятия решения относительно диагноза или лечения врачами. Именно в этом заключается преимущество суперкомпьютеров — преодолении сложности обработки огромного массива данных. Но я не считаю, что суперкомпьютер сможет заменить консилиум врачей. Он только интегрирует три вещи: биомедицинскую информатику, искусственный интеллект и обычное человеческое общение, когда доктор общается с пациентом.
— Вы — активный популяризатор принципов безопасной медицины, выступаете за снижение числа врачебных ошибок. Можете ли рассказать об этой деятельности подробнее?
— Я все еще помню клятву Гиппократа, которую давал, заканчивая университет, и, конечно же, в работе Philips многие постулаты этой клятвы актуальны. В первую очередь мы ставим во главу угла безопасность пациента. Например, при производстве излучающего диагностического оборудования нормы радиации выходят на первый план. Наше оборудование позволяет нормировать и регулировать уровень лучевой нагрузки на пациента в зависимости от его веса и возраста. В то же время необходимо обезопасить и врачей-диагностов, которые подвергаются облучению еще больше, чем сами пациенты, потому что каждый день работают с этим оборудованием. Один из примеров — Smart Alarm, система предупреждения, позволяющая врачам высчитывать дозу облучения, которую они получают каждый день, и в зависимости от этого выстраивать свой рабочий график.


Еще один пример — мониторинг беременных женщин. Еще до развития современных технологий очень часто при прослушивании плода врачи путали сердцебиения ребенка и мамы. Новые приложения позволяют отличить пульс плода от пульса матери. Вообще можно с уверенностью сказать, что высокие технологии позволяют минимизировать врачебные ошибки при диагностике. Но нужно понимать, что эти инновации должны быть правильно применены. Потому что сами по себе они не решат проблем, это всего лишь системы предупреждения. Как эти предупреждения будут обработаны врачами, это уже другой вопрос.


КАРДИОГРАММА НА РАССТОЯНИИ
— В США и ряде других стран развито дистанционное отслеживание состояния пациента. Каковы преимущества и недостатки подобного подхода?
— Если говорить о технологиях Philips, то они в большей степени предназначены для мониторинга пациентов, у которых диагностированы сердечно-сосудистые заболевания. Эти болезни позволяют пациенту не находиться в стационаре, но при этом требуют постоянного контроля. Наше решение заключается в следующем: на тело пациента крепится небольшой датчик, который в режиме реального времени передает информацию о состоянии пациента в медицинское учреждение, где она обрабатывается врачами.


Недавно запущен проект в Уганде, где мы с помощью систем телемедицины снимали показания о протекании беременности у большого числа женщин. А в Индии мы совместно с Институтом Нарьяна реализовали проект первичной скрининговой диагностики и дальнейшего мониторинга пациентов с раком ротовой полости.


Сегодня большинство аналитиков сходятся во мнении, что телемедицина позволит существенно сократить прямые расходы на здравоохранение, что станет возможным за счет уменьшения случаев госпитализации и сокращения выездов медицинского персонала на дом. Использование систем телемедицины дает хорошие результаты: сокращение смертности, сокращение повторных госпитализаций и времени госпитализации, повышение удовлетворенности пациентов обслуживанием.


Сегодня телемедицина — это тренд, разработкой этой технологии занимаются многие. Она появляется хаотично по всему миру в разных концах света. Резюмируя, могу сказать, что лучше чаще обследоваться, но дальше, чем ближе, но реже.
— Как передается информация?
— Датчик, который всегда находится с пациентом, снимает эхокардиограмму, и эта информация отсылается в дата-центр двумя способами. Первый — на постоянной основе, и это более дорогой способ, потому что постоянная отсылка результатов требует постоянного их мониторинга. Второй способ — когда информация за определенный промежуток времени сохраняется на самом датчике и отсылается самим пациентом, который, скажем, может себя не очень хорошо почувствовать, и к решению этой проблемы сразу подключаются специалисты. Этот способ более дешевый.
— То есть это электронное письмо или что-то вроде SMS?
— Нет, информация отсылается по отдельно выделенной широкополосной линии, которая должна выдерживать большой объем данных, с максимальной точностью передавая все нюансы эхокардиограммы.

 

ДОЛГОЛЕТИЕ ЗАКЛАДЫВАЕТСЯ ЕЩЕ ДО РОЖДЕНИЯ
— В последнее время много говорится о возможности создания индивидуальных лекарств. Как вы оцениваете эту перспективу?
— Я думаю, что в целом у данного направления есть перспективы. Если говорить про сегодняшний день, то мы все еще находимся на самом первом рудиментарном уровне. То есть мы производим лекарство и смотрим, есть ли на него аллергия. Но я думаю, что в скором будущем мы начнем говорить об особенностях каждого организма на генетическом, биофизиологическом уровне. Конечно же, препараты, которые будут учитывать эти особенности, имеют шанс быть более эффективными. На данный момент все это, конечно, находится в зачаточном состоянии.
— То есть пока это фантастика?
— Да, я думаю. Потому что в реальности если посмотреть на практику, то в масштабе всего медицинского рынка индивидуальные лекарства — это пока фантастика.
— Какие именно возможности предоставляют врачам современные биомедицинские системы?
— Когда мы говорили про Watson, то я упомянул биомедицинскую информатику. Вся ее концепция строится на использовании компьютерных мощностей, бионауки, телекоммуникационных средств для того, чтобы дать более точные и более современные ответы на вопросы врачей.
— Дайте, пожалуйста, прогноз, сколько в будущем сможет жить человек при сохранении физической активности, высокого качества жизни в преклонном возрасте?
— Продолжительность жизни определяется совокупностью целого ряда факторов, которые оказывают влияние на человека еще даже до момента рождения. Это и то, принимает ли мать наркотики, алкоголь, курит ли она, в каком окружении и при каких обстоятельствах она живет. Чтобы жить дольше, заботиться о здоровье нужно постоянно. В младенческом возрасте необходима иммунизация, без серьезной иммунизационной программы новорожденных мы не можем говорить о высокой продолжительности жизни.


На продолжительность жизни влияет и то, какую воду пьет, чем и в каком режиме человек питается. Когда человек взрослеет, встает вопрос о превентивной медицине, о профилактике заболеваний, о возрастных изменениях в организме и успешном преодолении этих последствий.
Что же касается прогнозов, до какого возраста можно технически продлить жизнь, мне трудно дать четкий ответ. Но я как-то разговаривал с представителями американской религиозной секты «Адвентисты седьмого дня», средняя продолжительность жизни у которых составляет 98 лет. Когда у них спрашиваешь, в чем причина такого долголетия, они говорят, что в первую очередь это образ жизни. Поэтому чтобы прожить долгую активную жизнь, каждый человек должен заботиться о себе каждый день, изо дня в день.


— Можете ли назвать открытие или технологию в медицине, которая действительно удивила вас в последнее время, которую вы считаете интересной и перспективной?
— Таких технологий две. На данный момент системы визуализации уже позволяют показывать картинки биологической активности организма настолько четко и ясно, что непосредственно после медицинского вмешательства возможно в реальном времени увидеть произведенные изменения. И это действительно одно из самых главных достижений на сегодня. Второе достижение связано с первым. Заключается оно в том, что после того как визуализирована болезнь и очаг, то лечить это возможно с минимальным вмешательством как хирургическим, так и фармакологическим. А главное — сейчас технологии позволяют пациенту после таких вмешательств провести как можно меньше дней в стационаре, и это имеет огромный положительный эффект.

Источник: http://www.rbcdaily.ru/2011/06/09/cnews/562949980400388

Эрик Силфен, медицинский директор подразделения "Здравоохранение" компании Philips

Philips "Здравоохранение"

 Продукты и решения в области диагностики и лечения, обучение, поддержка и сервис