Медицина в рубашке. Интервью с вице-президентом Philips Стивом Русковски

Август 29, 2011

Уже через несколько лет мир может столкнуться с проблемой дефицита врачей. По мнению вице-президента Philips Стива Русковски, эту проблему можно решить с помощью новых технологий, которые будут связывать врача и пациента.


Россия сильно отстает как в производстве, так и в потреблении новых медицинских технологий. Стратегия развития медицинской отрасли, подготовленная Минпромторгом, предполагает существенную модернизацию отечественного здравоохранения, связанную в том числе с интеграцией в глобальный рынок, развитием партнерства с мировыми лидерами отрасли и созданием в России предприятий полного цикла на основе мировых стандартов. Одним из активных участников диалога по поводу новой стратегии стала компания Royal Philips Electronics — мировой лидер в области медицинского оборудования. Мы решили поговорить о перспективах медицинского оборудования в мире и в России с исполнительным вице-президентом компании Philips, генеральным директором подразделения Philips «Здравоохранение» Стивом Русковски.


 

— Как давно Philips занимается медицинской сферой?
— Все началось с изобретения рентгенологических аппаратов. Это случилось в конце девятнадцатого века, когда Philips купил небольшое предприятие, производившее первые коммерческие рентгеновские трубки. Philips применил свои технологии производства ламп и другого светового оборудования в разработке рентгенологического оборудования. Однако активный рост в медицинской области начался примерно десять лет назад. С 2000-го по 2005 год мы приобрели четыре достаточно крупные компании.


— Судя по впечатляющим темпам роста, еще активнее подразделениестало работать в следующей пятилетке — с 2005-го по 2010-й. Чем этообусловлено?
— Philips решил изменить свой бизнес-портфель. Продав некоторые активы, которые касались полупроводников или потребительской электроники, компания получила дополнительный капитал для инвестиций. Эти средства были направлены в сектор здравоохранения, возможности развития которого огромны. Один из очевидных трендов — старение населения, увеличение числа пожилых людей, нуждающихся в качественной медицинской помощи. И мы поняли, что у компании в этом смысле замечательный потенциал, поскольку она может использовать в этой области свои технологии. Мы считаем, что эти технологии способны существенно повысить качество медицинской помощи во всем мире. За последние пять лет мы инвестировали порядка 6 миллиардов евро и приобрели более двух десятков медицинских компаний. В частности, куплено несколько компаний, работающих на рынке информационных технологий и имеющих продукты, которые позволяют собирать, накапливать, архивировать медицинские данные, а также системы, позволяющие вести удаленный мониторинг состояния пациентов в клинике и на дому. Оборот подразделения вырос за эти пять лет с 6 до 9 миллиардов евро. И сегодня «Здравоохранение» приносит 40 процентов всех продаж компании.

 

 
Стив Русковски, вице-президент Philips


— Что представляет собой модель инновационных разработок Philips?Опирается ли компания в основном на собственные силы или привлекаетвнешних партнеров?
— Philips комбинирует способы выведения продукции на рынок. Из полутора миллиардов евро, ежегодно инвестируемых в научно-исследовательские разработки, половина идет на исследования в области медицины. Столь существенные инвестиции позволяют нам держать в штате компании более пяти тысяч ученых и инженеров. Естественно, компании, приобретенные в последние годы, привнесли свои ноу-хау и новые возможности выхода на рынки. Однако мы понимаем, что самостоятельно не можем и не должны делать все, даже с учетом столь масштабных приобретений малых инновационных компаний. И поэтому, чтобы выводить на рынок больше интересной продукции, мы создаем различные объединения и партнерства. Эта стратегия сейчас активно используется во всем мире. Один из примеров — сотрудничество с американской биотехнологической компанией RXi Pharmaceuticals с целью создания уникальной технологии доставки препаратов на основе коротких РНК, умеющих включать и выключать гены. Это позволит доставлять препараты в нужные клетки, а также способствовать их воздействию на клетки.


Важный элемент политики открытых инноваций — сотрудничество с венчурным сообществом. В прошлом году компания присоединилась к одному из венчурных фондов, который инвестирует в американские и европейские компании, работающие в области медицинских технологий.


— Вы стремитесь к глобальному захвату технологий, которые касаютсямедицины, или выбираете некие главные направления?

— Рынок медицинских технологий довольно емкий — примерно 150 миллиардов евро. Наши интересы сконцентрированы примерно на 20 процентах этого рынка. В частности, это технологии визуализации, информационные системы, а также технологии мониторинга. Мы считаем, что это очень важная часть рынка, которая позволит нам внести свой вклад в улучшение жизни людей.


— Какие достижения компании кажутся вам наиболее значимыми и яркими?

— Я думаю, что самой значимой, фактически революционной технологией за последние двадцать лет стала магнитно-резонансная томография (МРТ). Сегодня, используя МРТ, мы можем увидеть многие системы и органы без лучевой нагрузки на пациента, более подробно изучить то, как эти органы функционируют. То есть дополнительно к простому отображению анатомических структур мы получили возможность видеть деятельность мозга, сердца, других органов. Это позволяет врачам не только принимать более уверенные решения, но и проводить терапию на более высоком уровне. К примеру, при визуализации опухоли с помощью МРТ специалист может точечно направить высокоинтенсивный сфокусированный ультразвук для уничтожения опухолевых клеток. Такие же новые разработки, касающиеся сочетания визуализации и терапии, применяются в диагностике и лечении кардиологических, неврологических, гинекологических заболеваний.


— Вероятно, новые технологии визуализации позволяют повысить иуровень фундаментальных исследований?
— Конечно. МРТ, например, позволяет нам еще лучше понять механизмы функционирования мозга, реализации двигательных функций, различные неврологические аспекты, процессы мышления и эмоциональные реакции.


— В нашей стране новые технологии визуализации, такие как МРТ или ПЭТ (позитронно-эмиссионная томография), стали появляться сравнительно недавно и далеко не везде из-за высокой стоимости сложного оборудования. Будет ли медицинское оборудование со временем дешеветь, как мобильные телефоны или ноутбуки?
— Дешевеет то оборудование, которое было выпущено, к примеру, лет десять назад. Многофункциональная система компьютерной томографии, выпущенная в тот период, сегодня стоит существенно дешевле, чем на старте. Но нужно понимать, что за десять лет разработки ушли далеко вперед. Современные аппараты не могут быть дешевыми. Мы сейчас выпускаем современные 256-срезовые КТ-сканеры, и они, несомненно, более совершенны, но и более затратны, чем базовые устройства.


— Это касается машин, используемых в крупных медицинских центрах и клиниках, но ведь Philips сейчас большое внимание уделяет аппаратуредля использования на дому, она-то не должна быть чересчур дорогой.
— Да, компания уделяет этому большое внимание. При разработке технологий в области мониторинга на дому мы отталкиваемся от того, что население стареет, и уже сейчас до 80 процентов расходов на здравоохранение приходится на хронические заболевания, свойственные пожилым людям. Существуют прогнозы, что общество уже через пять-десять лет может столкнуться с дефицитом врачей и другого медперсонала. Эту проблему можно решить с помощью новых технологий, которые будут связывать пациента с врачом. Есть некий терапевтический цикл — постановка диагноза, терапия, контроль и наблюдение за пациентом. Если мы проанализируем этот цикл, то увидим, что большая часть времени тратится на самостоятельные действия пациента вне клиники. Когда эти действия неадекватны, пациенты могут вновь попасть в больницу. Это плохо и для пациента, и для бюджета здравоохранения. Поэтому компания разрабатывает приборы и системы, которые позволят избежать этих проблем.


— Что это за приборы? До недавнего времени люди в основном пользовались лишь такими приборами, как термометр, тонометр и, может быть, глюкометр для измерения сахара в крови…
— Вы забыли еще весы. А они по-прежнему важны в мониторинге, к примеру, для людей с сердечной недостаточностью. Если в организме идет накопление жидкости, значит, сердцу нужна помощь. И достаточно взвешиваться на специальных весах, чтобы врач мог принять необходимые меры. Конечно, сейчас появляется гораздо больше приборов, которые помогают больным.

 

Многие люди страдают синдромом апноэ — задержкой дыхания во сне, которая приводит к серьезным заболеваниям. Philips разработал специальный дыхательный аппарат, в котором человеку, подверженному частым приступам апноэ, было бы удобно спать. Еще одна разработка — так называемая тревожная кнопка, которая может быть помещена на часах, браслете или брелоке: если человек почувствовал себя плохо, ему достаточно нажать на нее, чтобы сигнал поступил в соответствующую службу скорой помощи или родным. Но бывает, что человек даже не успевает нажать на кнопку. В таком случае сигнал может послать устройство, которое реагирует на падение пациента.


В недалеком будущем человек сможет побывать на приеме у врача, не выходя из дома. Вы садитесь у своего телевизора с камерой, можете общаться с врачом, врач может вас «осмотреть», задать вопросы, обследовать с помощью дистанционных методов. И это возможности, которые Philips в ближайшее время выведет на рынок.


— У Philips есть ролик, где датчики, вмонтированные в одеяло, снимают спациента показатели и передают их на специальный экран. Наверное, вскоре настанет время, когда такие датчики будут закреплены на специальных браслетах или даже имплантированы в кожу? Это уже не кажется фантастикой.
— Мы работаем над технологиями, которые могли бы производить мониторинг пациента в его активной жизни. Одна из разработок — внедрение сенсоров в ткань, чтобы человек мог надеть, к примеру, рубашку или жилет, а врач при этом получал данные о некоторых параметрах функционирования организма.


— О каких параметрах идет речь?
— Если у человека сердечно-сосудистая патология, врачу важно снимать как можно больше данных кардиограммы в течение длительного периода времени. Электрическая активность сердца сама по себе несет очень много информации. Сейчас есть целое направление в науке, которое занимается изучением параметров этих электрических сигналов. Раньше они измерялись в состоянии покоя, когда пациент приходил в клинику. Измерения в динамике дадут гораздо больше информации, которая сможет показать, есть ли предпосылки к инфаркту миокарда, есть ли патологические сокращения сердца, нет ли остановки кровотока в артериях, нет ли специфичных нарушений фибрилляции предсердий. В случае фибрилляции может наступить внезапная остановка сердца, и важно сразу же передать эту информацию соответствующим службам или родным, у которых есть дефибриллятор.


— Считается, что инфаркты и инсульты диагностируются уже постфактум. Новые технологии помогут выявлять предынфарктные и предынсультные состояния?
— Да, они помогут более ранней постановке диагноза и более эффективным решениям для терапии.


— Что можно сказать о рынке домашней медицины сейчас и каковы прогнозы на будущее?
— Это один из самых быстро растущих рынков, поскольку пожилых людей и хронических больных становится все больше, 50 процентов затрат на хронических больных приходится на помощь вне клиник. Этот рынок сейчас составляет примерно 30 миллиардов долларов. А по нашим прогнозам, в ближайшие четыре-пять лет он вырастет в два раза.


— Philips начал сотрудничество с российскими производителями медицинского оборудования, более того, речь даже идет о совместныхразработках. Это продиктовано изменениями в политике России илидействительно есть интерес к партнерству в области науки?
— В России идет интенсивное инвестирование в модернизацию здравоохранения. В частности, это касается оборудования для визуализации. За последние двадцать-тридцать лет по всей стране установлено большое количество рентгеновских аппаратов. Сейчас планируются существенные инвестиции в установку компьютерных томографов. Мы посчитали, что для обеспечения рынка КТ-аппаратами наиболее оптимальный подход — работа с российским партнером. У нас хорошие связи с компанией «Электрон», у которой долгая история и большой опыт работы с рентгенологическим оборудованием. Для Philips более предпочтительна работа с локальным партнером, чем самостоятельное освоение рынка. У «Электрона» есть серьезные научно-технические возможности для исследований, есть свои разработки в рентгенологии. И мы считаем, что эти разработки могут быть использованы в производстве КТ-аппаратов. По сути, КТ-сканер — это рентгеновский аппарат, который просто вращается вокруг пациента. Мы надеемся, что эта работа будет не просто чисто производственным партнерством, но и партнерством в области R&D. Мы называем это партнерством полного цикла. Кроме того, вместе с российскими коллегами мы решаем задачи повышения уровня локализации производства, сервисной поддержки и обучения персонала.


— На экономическом форуме в Санкт-Петербурге Philips подписал договор с Росатомом. Он предполагает расширение сотрудничества компании сроссийскими партнерами?
— Речь идет о комплексном развитии ядерной медицины в России. Еще одним шагом в сотрудничестве станет совместная разработка позитронно-эмиссионных томографов. Это новейший метод визуализации, который позволяет клиницистам определить рак на самой ранней, почти предраковой стадии. Это актуально для страны, где онкологические заболевания стали второй по значимости причиной смертности населения. Сейчас в России всего семь ПЭТ-центров, а с такой численностью населения и с такой динамикой заболеваемости их должно быть как минимум больше сотни.

 

Источник: http://expert.ru/expert/2011/34/meditsina-v-rubashke/

Philips "Здравоохранение"

Продукты и инновационные решения в области диагностики и лечения,Профессиональное обучение,Поддержка и сервис медицинскоого оборудования

Загрузки

Брошюра о продукции и услугах Philips Здравоохранение