Выход в свет: интервью с вице-президентом Philips Design Рохиром ван дер Хейде

Август 27, 2012

Вице-президент Philips Design и главный дизайнер Philips «Световые решения» Рохир ван дер Хейде рассказал корреспонденту Collezioni-magazine Дарье Александровой о том, как свет может влиять на нашу жизнь.


- Должна признаться, я вчера весь вечер сидела в Интернете и рассматривала тот чудесный костюм Ферджи со светодиодными вставками, который Вы сделали для концертного тура The Black Eyed Peas.


- Я был очень рад возможности поработать с The Black Eyed Peas, это был необычный и полезный для портфолио Philips опыт.


- А костюм тяжелый?


- Еще какой! Около 10 кг. А Ферджи в нем еще нужно прыгать под светом прожекторов.


- Вы занимаетесь дизайном еще каких-нибудь высокотехнологичных костюмов?


- У Philips есть такие концепции, мы разрабатываем идеи для далекого будущего, которые возможно, когда-нибудь будут продаваться. Одна из них – одежда будущего. Пока что это платье, которое, взаимодействуя с телом человека, его температурой, микропроцессами, меняет цвет в зависимости от настроения человека. Еще одна интересная идея –электронные татуировки. Такой узор на коже вы сможете менять по своему желанию.


- Я знаю, что вы занимались освещением для бутиков одежды, например, для Louis Vuitton. Какое освещение выставляет одежду в наилучшем свете?


- Зависит от того, для какой марки оно создается. Знаете, я захожу в магазины многих молодежных марок с освещением, как на дискотеке, и громкой музыкой, и думаю: «Боже, у меня пестрит в глазах. Как тут вообще можно что-то купить?». Однако, на вкус и цвет, как говорится…В Louis Vuitton вы приходите за неспешным шопингом, ждете к себе особого отношения, и освещение бутика должно совпадать с вашими ожиданиями. Освещение, которое наиболее гармонично отражает суть марки, ее ДНК, и является самым правильным.


- А с чего для вас начинается сам процесс дизайна?


- Существует два типа дизайнеров: те, кто ищут вдохновение извне, и те, кто прислушиваются к внутреннему «я». Для меня дизайн начинается не просто с поиска вдохновения, это не главное. Вот вы, например, никогда сталкивались с тем, что, купив фен для волос новейшей модели, приходили домой и понимали, что он сделан не для вас и вы не можете им пользоваться? Я стараюсь делать дизайн для людей, и для этого мне нужен, прежде всего, аналитический подход, чтобы понимать, что им действительно нужно.


- Я знаю, что ваши родители были музыкантами и играли в оркестре. Думаю, вы много времени проводили в театре. А это же просто Мекка для тех, кто любит свет. Все эти лучи, прожекторы, сцена. Вы поэтому решили работать со светом?


- Да, почти все мои родственники – родители, бабушка, дедушка - музыканты. Я сам занимаюсь музыкой непрофессионально. Дома у нас никогда не было радио или музыкального проигрывателя. С техникой у меня отношения вообще особые. Я даже первый телевизор себе купил, когда стал работать в Philips.


- Серьезно? Надеюсь, хоть компьютер-то у Вас был?


- Абсолютно серьезно. Компьютер был, но только как необходимость. Я парень нецифровой. Так вот. Я приходил домой, а у нас на кухне сидел Леонард Берстайн (прим. – американский композитор, написал музыку к мюзиклам «Питер Пэн» и «Вестсайдская история»). Такие люди всегда были вокруг. В определенной степени именно творческая атмосфера дома сформировала мое особое отношение к сцене и желание работать если не на ней, то где-то около нее. Знаете, с чего я начал? Я пришел в здание оперы и сказал, что хочу работать в освещении. И самой первой моей работой стала работа с лучом светового прожектора. Это когда на сцене солирует какая-нибудь балерина, за ней следует пятно света. Но опера или балет без изменений идут на сцене много раз, и в определенный момент это надоедает. Поэтому я старался совершенствоваться, каждый день я ставил перед собой задачу работать сегодня лучше, чем вчера. Такой подход был не у всех: другие осветители могли во время действия на сцене слушать радио или посматривать телевизор. Поэтому с моим подходом я быстро стал старшим и стал заниматься схемой освещения во всем здании.


- Мы уже выяснили, что прелестей цивилизации вроде телевизора вы были лишены довольно долго. А как вообще выглядит ваше личное пространство? У вас дом напичкан освещением и электроникой?


- Ой, я на это внимания вообще не обращаю. Наверное, я в этом плане очень плохой муж. Если я что-то делаю дома, то не для себя, а для своей семьи.


- В прошлом году Вы читали в институте архитектуры и дизайна «Стрелка» лекцию о роли освещения в современном городском планировании.


- Да, помню. Еще одну интересную лекцию я читал на TED (прим. - Technology Entertainment Design, ежегодные конференции в США, на которые приглашают самых разных спикеров, известных (Билл Клинтон, Нобелевские лауреаты Джеймс Уотсон, Мюррей Гелл-Манн, а также основатель Википедии Джимми Уэйлс и другие) и не очень, читать лекции по науке, искусству, дизайну, политике, культуре, бизнесу, технологиям) о красоте темноты («Beauty of the darkness»). Чтобы понять всю красоту света, сначала нужно научиться ценить красоту темноты. Для того, чтобы продемонстрировать это я взял фото картины Рембрандта «Ночной дозор» в высоком разрешении и растянул его на весь экран перед аудиторией. Все присутствующие смогли увидеть, как две главные фигуры на картине за счет света выходят на первый план, как будто выпрыгивают из нее.


Вообще, освещение – поразительное явление. В не поверите, но хорошее освещение, например, помогает детям учиться лучше.


- Я считаю, что хорошая учеба это вопрос мотивации. Или вопрос отсутствия дома отвлекающих факторов. Таких, как телевизор, например.


- (Смеется) Ладно, давайте серьезно. Мы в Philips делали целый проект: провели исследование в школе, где установили специальное освещение. В результате оценки детей улучшились на 30%. Больше того, определённый тип освещения может влиять на химические процессы в вашем теле. Поэтому даже люди в отделениях интенсивной терапии при правильном освещении выздоравливают быстрее.


- Я слышала про один ваш проект - светящиеся шары света в небе над Таллином.


- Да, был такой проект несколько лет назад. Таллин – город на севере, там рано темнеет, особенно зимой. Не представляете, у скольких людей из-за этого там развивается депрессия. Тогда у нас появилась идея такого проекта, и мэр города с радостью согласился: мы запустили светящиеся шары над главной площадью, и от этого создавалось впечатление, что весь Таллин накрыло покрывалом света.


- Знаете, у нас в Москве зимой тоже бывает депрессия от недостатка света. В следующий раз, когда соберетесь делать что-то подобное, имейте нас в виду.


- Обязательно!




Источник: Collezioni-magazine.ru


Ссылка: http://www.collezioni-magazine.ru/style/restaurants/articles/Vyhod-v-svet-intervju-s-vitseprezidentom-Philips-Design-Rohirom-van-der-Hejde/16385.html