Гости столицы: Голландский светодизайнер о Новом Арбате и темноте

Октябрь 3, 2012

Рохир ван дер Хейде может часами говорить о инновационном дизайне, светодиодах и всё время ищет возможность использовать последние технологические разработки. В этот раз в Москву он приехал на фестиваль «Круг света», посмотрел шоу на Красной площади и четырёх остальных площадках, выступил на конференции, а также прогулялся с шеф-редактором The Village Ольгой Полищук по центру вечерней Москвы.


На открытии Фестиваля света на Красной площади яблоку негде упасть, VIP-трибуна заполнена до отказа, остальные зрители блуждают в поисках места, откуда лучше всего видно огромный белый шар, на котором и будут транслировать основные сюжеты световых инсталляций. Через пять минут после открытия начинается ливень и поднимается сильный ветер — плохой сюрприз для всех пришедших. Весь искусственный дым, который призван создать мистическую атмосферу, задувает на зрителей, но шоу продолжается.


Белый шар имитирует рождение планеты Земля и дальнейшее её развитие. Материки отделяются друг от друга, затем появляется всё зелёное и вода — музыка становится менее тревожной, а вскоре и вовсе сменяется умиротворённой. Кремлёвские башни и стены ГУМа пестрят световыми пятнами, на всю площадь разносится пронзительный детский голос, читающий стихи о «секретах матушки природы». Через полчаса шоу заканчивается, но с неба льёт как из ведра. Рохир признаётся, что в Нидерландах такую погоду терпеть не может, но всё-таки надо рассказать о Москве.


Красная площадь

Если бы вам предложили участие в проекте подсветки Красной площади, вы бы с чего начали?


Я бы подчеркнул это место. Все эти здания построены нечеловеческими усилиями, это памятники, которые превышают умения того времени. Что исторические здания, что советские — они за пределами человеческих возможностей, большие и монументальные. Именно поэтому было бы здорово их рассмотреть: детали и конкретные части. Немного света на фасадах — иконы, бордюры, барельефы. Не надо делать один поток света: так гораздо интереснее, и человек увидит больше — я вам гарантирую.


Вот сегодня вечером Воскресенские ворота совсем не подсвечены, но иногда тут столб cвета от прожектора.


Если мы используем прожекторы, чтобы подсветить здание, то это просто чрезмерная иллюминация. И у вас нет деталей. Вот ворота, вы заходите через них на площадь — не знаю, считаете вы их красивыми или нет, но, мне кажется, это красиво, — вот рассматриваете звёзды на балконе, так почему бы только их не подсветить? Ведь глупо всё делать ярким и однотонным — это скука! И ещё я бы сделал всю подсветку только белой. Сегодня множество зданий в жёлтой подсветке, и знаете, почему? Да просто дёшево это. Вот Тверская вдалеке светится — она тоже вся жёлтая из-за уличных фонарей. Жёлтый дешёв, потому что съедает меньше электричества, но он не даёт нормальное представление о ночи. И если вы спросите людей, они не воспринимают такую подсветку как историческую.


Но это не просто ворота, тут ещё и часовня есть, а в России странное отношение к подсветке такого рода зданий.


Как дизайнеры мы смотрим на значение и актуальность. Что действительно важно — так это пройти через эти ворота и увидеть эту часовню, а не наоборот. Мы можем подчеркнуть значение этих ворот. Я-то здесь для чего? Для того, чтобы сделать мир несколько приятнее и красивее. Мне очень нравится, что крыша этой часовни голубая. И какая разница, религиозное это строение или нет, ведь это красивая деталь, и, конечно, я бы её подсветил. Зачем ночью показывать страшные куски города, когда можно показать красивые?


Никольская улица

Подсветку ГУМа сегодня отключили из-за шоу, а так обычно он в фонариках таких ярких. Туристам нравится.


Да, видел. Я люблю в ГУМе это советское мороженое, которое они продают в рожках, но сам магазин слишком яркий снаружи. Знаете, если вы продаёте классные товары, которые нужны людям, то вам не надо выглядеть как рождественская ёлка. Вообще история про коммерческое освещение меня крайне заботит — думаю, в будущем городское и коммерческое освещение придут к единому знаменателю. Все витрины, городское освещение и реклама должны как-то сочетаться друг с другом. От этого выигрывают все: глазам приятнее, энергетически складывается правильная атмосфера.


Это туристическая улица, здесь большие яркие витрины, и есть ощущение, что каждый магазин должен соответствовать ГУМу?


Сейчас все стараются быть самыми яркими. Ну вот смотрите: открывается один яркий магазин, ко мне приходят владельцы магазина по соседству и говорят — сделайте нас ещё ярче. Что я могу ответить? Хотите кусочек разноцветного торта — не проблема, я просто добавлю немного лампочек, но потом найдётся ещё один клиент, который захочет ещё ярче. Но это путь в никуда, потому что яркость — это относительное понятие.


Вот мы с вами идём сейчас по улице, днём здесь 100 000 люксов (Единица измерения освещённости. — Прим. ред.), а вечером и ночью — 12 люксов. Различие колоссальное! Так что смотрите, какое дело — нам нужна не яркость, а композиция. Это просто сцена из жизни города, на неё работают тротуары, фасады, магазины и их витрины, как в театре!


То есть можно на уровне государства регламентировать иллюминацию и освещение?


У государства должна быть цель сделать город приятным для людей, у магазинов — сделать хороший магазин, а не самый яркий, и находиться на приятной улице, где людям нравится гулять. Владелец здания следит за своим имуществом, он не хочет уродливых фасадов. Все делятся интересами, они не противоречат друг другу. Только при таких условиях у дизайнеров есть возможность улучшить городскую среду. Взаимодействие нужно, взаимодействие!


Площадь Революции

Как называется эта площадь? Что-то с революцией связано.


Да, площадь Революции.


Вот подсветку Большого театра перед нами и подсветку площади около него неплохо выдержали, а тут темно. Знаете, кстати, как технически сложно сделать, чтобы свет распространялся от угла здания по портику как треугольник? (Показывает на портик Большого театра.) Большой театр прекрасно освещён, и, когда я иду туда, меня должно переполнять чувство гордости.


Допустим, решили мы с вами пойти в этот театр и встречаемся тут около фонтана на площади Революции. Правда же будет замечательно, если мы сможем друг друга рассмотреть в темноте? Ну я же старался, одевался, вы, надеюсь, тоже придёте красивая, так что свет должен быть вертикальным. А сейчас, под этим огромным фонарём, мы выглядим слегка нездорово. Зелёный цвет лица, синяки, будто мы не спали, как будто болеем, может, плохо питаемся, кожа плохая! Всё же может выглядеть иначе. Люди должны чувствовать себя в общественном пространстве иначе. Это не просто путь от дома до работы, от работы до дома или в магазин. Общественное пространство — это уровень жизни.


А вот, кстати, у нас тут ещё один монумент открылся, как вам монолит?


Неплохо. Вывеска (показывает на торговый центр «Москва») целиком из люминесцентных ламп. А в них ртуть — это яд, это опасно, это не разлагается. А замените их на светодиоды — вы получите лампы, которые экологичны, которые не надо менять. Ещё один аргумент за светодиоды — вы можете сделать эту лампу совершенно иной. Вам больше не нужен доступ человека к лампе — можете делать сложную новую форму. Светодиоды служат около 20 лет, маленькие, но отражают в разы больше, а значит и освещают лучше. Это новые технологии, которые необходимо применять.


Смотрите, рядом с фонтаном растут деревья. Я бы их подсветил: они же красивые, но я их не замечаю ночью. Или вот фонарь обычный. Сколько там светильников на одном? Один, два, три, четыре, пять, шесть! Шесть ртутных ламп! И несмотря на то, что деревья рядом с фонарём, свет еле-еле пробивается.


Новый Арбат

Вы же были на Новом Арбате...


Ооо! Арбат! Арбат! Ах, со всеми этими цветами! Лас-Вегас на Москве-реке. Ну что я могу сказать — большому городу нужны большие жесты. Город показывает Новым Арбатом, что можно сделать со светом. Это символ прогресса — можно любить это или ненавидеть. Но мне нравится, что Москва решила сделать заявление о прогрессе города. Это подсветка нового времени — она динамичная, она электронная, символ амбиций Москвы. Я бы, конечно, не хотел видеть такое на исторической улице, где я живу в Амстердаме, потому что такая иллюминация не соответствует той атмосфере. Но для Москвы было важно показать — город меняется, растёт.


Конечно, есть миллион исторических зданий, которые требуют гораздо более деликатного подхода, но никто и не собирается делать все эти красивые здания Новым Арбатом. Просто всегда нужно думать о функциональности подобных вмешательств. Новый Арбат — это безумно, но это и безумный город!


Я гулял по Тверской, они подсветили все бордюры около крыш таким приятным мягким бежевым светом. И это было классно, но однажды цвет изменился на розовый и фиолетовый — это мне уже не очень понравилось, нужно деликатнее. Но Новый Арбат — это другое. Город не должен постоянно кричать, но если вы такой город, как Москва, то сделать это в одном месте не так уж и плохо.


Рохир ван дер Хейде — световой дизайнер, Вице-президент Philips и Главный дизайнер Philips «Световые решения».В прошлом руководил компанией Arup. Член совета Музея фотографии Нидерландов FOAM, преподавал на архитектурном факультете Технического университета Граца, сегодня работает со студентами в Королевской академии изящных искусств в Копенгагене.



Источник: The-village.ru


Ссылка: http://www.the-village.ru/village/city/public-space/117727-svetinterview