Год вне офиса

Июль 8, 2013

В творческом отпуске миллионер займется в первую очередь двумя вещами - совершит путешествие по Антарктике и прочтет 50 книг, которые постоянно откладывал. "Я имею право сделать перерыв после 25 лет работы", - заявил он. Я, конечно, не Йохан Руперт, а обычный редактор, но тоже взяла саббатикал. Целый год я делала все то, о чем мечтает господин Руперт: читала книги, путешествовала, правда, по Юго-Восточной Азии, подтянула английский, практиковала йогу и окончила online-курсы по креативности в Стэнфорде. Однако после перерыва в карьере нас со швейцарским бизнесменом ждут разные реальности: Руперта - кресло председателя компании, меня - карьера с нуля. Почему?

 

Люси не сидится дома

 

Англичанка Люси Додсворт, без ума влюбленная в путешествия, снова собирает чемодан. "Нужно взять в Норвегию больше теплых вещей", - замечает она по Skype. В мире 196 стран, и Люси уже побывала в 37, не собираясь останавливаться на достигнутом. В этом году в ее списке - Норвегия, Италия, Канада. До того как стать путешественником, дизайнером и писателем, Люси Додсворт работала в Университете Лондона, в старейшем, между прочим, вузе королевства. Ей нравилось преподавать, но колесить по планете оказалось гораздо интереснее. Тогда Люси решила нарушить все условности и взять саббатикал. Так называется творческий отпуск сроком от трех недель до двух лет. Его дают, как правило, в трех случаях - если человек эмоционально "выгорел" (попросту устал), хочет поправить здоровье или заняться саморазвитием. В Университете Лондона двенадцатимесячный оплачиваемый отпуск полагается сотрудникам, отдавшим академической карьере пять лет жизни. Госпожа Додсворт не дотянула до срока ровно год. Начальник предложил ей "золотую середину" - два месяца, из них один за собственный счет.

 

Люси провела творческий отпуск, как планировала: две недели в США, шесть недель в Новой Зеландии. "Я так давно хотела побывать в Новой Зеландии, но расстояние и зверские цены на авиабилеты откладывали мечту, - рассказывает она. - Однако благодаря саббатикалу я не экономила на отдыхе, потому что знала - в Лондоне меня ждут теплое место и зарплата". Проработав в университете еще год, Люси уволилась и начала новую жизнь - на фрилансе. "Мне хотелось перемен, а также иметь возможность работать в более гибком графике, из любой точки мира", - добавляет госпожа Додсворт. Теперь карьера для нее ассоциируется не только с фунтами. "Сегодня люди стремятся развивать свои профессиональные навыки, они хотят самовыражаться в работе. Online-технологии размыли границы между офисом и домом: мы в доступе постоянно - невозможно представить, чтобы увлеченный сотрудник отработал с 9.00 до 17.00 и выключил смартфон", - делает вывод Люси.

 

Бывший исполнительный директор северо-западного отделения рекламного агентства N.W. Ayer-and-Partners Мэри Лу Куинлан как раз из того сорта людей, что полностью выкладываются на проекте. Почему бывший? Потому что однажды Мэри поняла, что "выгорела" на работе и ей требуется "перезарядить батарейки". Чтобы удержать столь ценного сотрудника, в агентстве даме предоставили оплачиваемый пятинедельный отпуск. Во время отдыха Мэри, казалось бы, законченный трудоголик, вовсе не думала о работе. Она вернулась в родную компанию, и на первом же совещании ее посетил инсайт - идея открыть новое направление: стратегическое маркетинговое консультирование женщин. Так на свет появилась отдельная компания Just Ask a Woman, где Мэри заняла пост президента. Спустя несколько лет она даже издаст книгу с аналогичным названием.

 

Всего один саббатикал - столько понадобилось госпоже Куинлан, чтобы принести своему агентству славу и прибыль. После двух месяцев отдыха - иногда больше и не нужно - Люси Додсворт произвела переосмысление ценностей, а Университет Лондона потерял сотрудника. Эти истории кажутся хрестоматийными и могут быть разобраны на лозунги сторонниками и противниками саббатикала, но ключевые слова в них другие - эмоциональное "выгорание". Оно как чума. "В последние годы в европейских странах, включая Россию, особую остроту приобретает проблема профессионального "выгорания", - заявил "Ко" психолог, профессор МГУ и НИУ ВШЭ Тахир Базаров. - Мы наблюдаем его мощный отрицательный эффект. В основе этого явления лежит целый ряд факторов: и неопределенность, и информационная перегрузка, и дефицит человеческого общения, и трудности, связанные с множественной идентичностью. В результате - психологические проблемы, неадекватность поведения, появление депрессивных настроений, чувства беспомощности и бессмысленности своего существования, низкая оценка профессиональной компетентности".

 

Саббатикал, по его мнению, один из вариантов спасения. В творческом отпуске вымотанный сотрудник может найти наконец свою истинную ценность. "Обрести собственное я", - подчеркивает Тахир Базаров. Неудивительно, что сегодня тысячи международных компаний - American Express, Boston Consulting Group, eBay, Blue Cross Blue Shield, Philips, Deloitte и др. - предлагают творческий отпуск, дабы повысить лояльность работников. Концепция - вкалывать 40 лет на одном месте, а затем уйти на пенсию - устарела. Западный менеджмент заинтересован в личностном развитии персонала, и если нужно отступить от консервативных взглядов на условия труда и дать человеку время, почему бы и нет? В этом плане Финляндия, Нидерланды и Дания шагнули еще дальше. Финны, например, дают саббатикал одному из родителей при зачислении ребенка в первый класс. Причина проста: чтобы малыш быстрее адаптировался в новых условиях, рядом с ним обязан находиться близкий человек. В Нидерландах и Дании действует государственная программа финансовой поддержки людей, ушедших в творческий отпуск: на временно освободившиеся места принимают безработных. А в России?

 

Развиваем гибкость

 

У нас эта тема, увы, пока не понята. "Как ни печально, думаю, должно пройти не одно десятилетие, чтобы российские компании начали использовать саббатикал, - считает менеджер по работе с ключевыми клиентами компании "Анкор Бизнес-решения" Наталья Бендаржевская. - В Европе совсем другой менталитет, гораздо более people oriented. В России же зачастую к сотрудникам относятся как к ресурсу и стараются исчерпать его на 200%. Возможность использовать саббатикал войдет в практику только тогда, когда во главе большинства наших компаний, а возможно, даже и государства, будут стоять люди поколения Y". "Миллениалы", или поколение Y, это те, кто родился в промежутке с 1980 г. по 2000 г. Через семь лет именно "игреки" займут половину всех рабочих мест в мире, то есть сформируют новый стандарт качества труда. Эта перспектива меня как "игрека", безусловно, утешает. Но при возвращении из годового саббатикала мне предстоит пройти череду собеседований, согласно той же классификации, у "иксов" (люди, родившиеся в начале 1970-х). И готова поспорить - основная часть из них не знает, что такое творческий "шабат".

 

Поэтому предлагаю Наталье Бендаржевской роль HR-director издательского дома и репетицию собеседования. Итак, я - типичный саббатикал. "Лично я, вероятно, позавидую вам, - смеется Наталья. - На самом деле в России большинство менеджеров по персоналу достаточно настороженно относятся к перерывам в карьере кандидатов. С другой стороны, если он сможет внятно объяснить, с чем связана пауза в работе, а также свое желание снова вернуться в бизнес, думаю, компания захочет продолжить с ним диалог. Сейчас рынком труда "управляют" кандидаты. Это значит, что на одного достойного специалиста приходится от двух до пяти предложений. Работодатели находятся не в самой комфортной ситуации, и найти действительно профессиональные кадры зачастую непросто". Получается, если смотреть правде в глаза, перерыв вызовет подозрения и мои шансы на получение прежней или более высокой должности снизятся. Почему?

 

Вице-президент ОАО "Вымпелком" по организационному развитию, работе с персоналом и административным вопросам Михаил Яковлев полагает, что идея саббатикала хоть и привлекательна, но несет в себе риски. "Все риски, - подчеркивает он, - экономические, ресурсные, финансовые, ложатся полностью на работодателя. На мой взгляд, по крайней мере, в нашей отрасли, задумываясь о предоставлении творческого отпуска, работодатель должен тщательно взвесить все за и против, понять мотивы, оценить возможности, ресурсы для выполнения работы. И только потом принимать решение. Ну и надо, конечно, помнить о том, что особых гарантий повышения эффективности сотрудника в несколько раз после такого отпуска нет". С одной стороны, господин Яковлев прав. Невозможно предсказать, принесет ли бизнесу особую пользу переоценка ценностей подчиненного в саббатикале: достаточно вспомнить историю Люси Додсворт.

 

Наталья Бендаржевская из главных минусов саббатикала тоже отмечает психологический фактор. "Предположим, на протяжении продолжительного отпуска человек жил на ту зарплату, которую ему продолжала платить компания. Он избавился от эмоционального "выгорания". Но по возвращении в бизнес есть вероятность, что человек впадет в затяжную депрессию из-за того, что снова нужно работать, добывать средства к существованию", - добавляет она.

 

Директор по персоналу Philips в России и СНГ Цезари Пискорц прекрасно понимает все эти минусы. Но, по его мнению, плюсов больше: обновленный сотрудник способен на подвиги, у него открывается "второе дыхание". "Если пойти ему навстречу, степень доверия между работником и работодателем выйдет на более высокий уровень, - рассуждает Цезари Пискорц. - Но вместе с тем, просьба о длительном отпуске - сигнал для компании о том, что человек устал или достиг такого уровня развития, когда требуется либо серьезная мотивация, чтобы продолжать, либо уход. Обычно к этому времени в развитие карьеры сотрудника вложено слишком много сил и времени, чтобы безболезненно отказаться от него. Важно правильно понимать причины такого запроса".

 

Чтобы удержать подчиненных, все больше российских компаний пытается создать привлекательные условия труда. Первый путь, самый распространенный - конкурентоспособная зарплата, бесплатные обеды и "уютный" офис с голубыми диванчиками. Хватает глубины, но не хватает широты. Отсюда второй путь. В наших западноориентированных компаниях, крупных и не очень, часто исповедуется принцип flexibility at work - гибкий график и больше возможностей для личного развития. В каких именно? Тахир Базаров конкретно не называет, но уточняет, что это компании высокоинтеллектуальной сферы бизнеса и, как ни странно, несколько государственных организаций. "Работа с людьми требует больших эмоциональных затрат. Дело в том, что представители многих профессий, чья деятельность связана с постоянным и необходимым общением, подвержены симптомам постепенного утомления и опустошения, - поясняет он. - В отечественных организациях пока не уделяется этому серьезного внимания. Внимание я связываю с пониманием. В данном случае с пониманием уникальности другого, даже если он всего-навсего подчиненный". По словам Тахира Базарова, России еще предстоит пройти довольно долгий путь от технократического представления о человеке к принятию его уникальной сущности - не в ущерб, а в усиление бизнес-отдачи.

 

Такие привлекательные

 

Цезари Пискорц относится к разряду гуманных управленцев - редкий для нашей страны тип. Официальная миссия компании звучит просто: "В Philips мы создаем решения, которые меняют жизнь людей к лучшему". Компания лидирует во многих рейтингах "идеальных работодателей". И как говорит господин Пискорц, это только начало. За свою карьеру в Philips он не помнит, чтобы кто-то из сотрудников российского офиса обращался с вопросом о саббатикале. "В нашем голландском офисе знаю всего три случая. Поэтому у нас нет прописанных процедур на этот случай. Мы всегда открыты к диалогу, если такой запрос поступит", - заверяет Цезари Пискорц. Жизнь российского отделения Philips построена по образу и подобию европейских "собратьев". В рамках концепции специального разработанного офисного пространства WPI (Workplace innovation) каждый трудится там, где удобно: за столом, на диване или лежаке. Сам Пискорц предпочитает классический вариант - за столом.

 

Принцип flexibility at work, кстати, самая привлекательная часть мотивационной программы Philips. Приходить в офис можно с 8 до 11 утра, главное - не график, а результат. А можно вообще не приходить и работать из дома. "Свобода есть и в плане развития, и самореализации - бизнес Philips сильно диверсифицирован. Это световые решения, здравоохранение, потребительские товары, поэтому всегда есть возможность менять не только функционал, но и сектор, в котором вы работаете. Так как мы международная компания, у нас существует практика обмена сотрудниками в разных странах", - отмечает Цезари Пискорц. С эмоциональным "выгоранием" здесь борются с помощью йоги и фитнеса. Пискорц утверждает, что помогает. "В Нидерландах, на родине Philips, есть целая инфраструктура для оказания профессиональной помощи тем, кто "выгорел" на работе. В России подобных случаев не было, но мы всегда можем использовать опыт западных коллег", - добавляет он.

 

В другой не менее привлекательной компании, согласно "Рейтингу работодателей России-2011", ОАО "Вымпелком", в саббатикал тоже никто не просился. Михаил Яковлев знает несколько случаев, когда сотрудник брал отпуск целиком, а в "Вымпелкоме" это дополнительных два дня к положенным 28, подгонял его, например, к майским праздникам и получал свой "шабат" на 40-45 дней. "В этих ситуациях человек уезжал далеко из родных мест и посвящал время личностному росту и получению новых впечатлений, - рассказывает господин Яковлев. - На мой взгляд, крайне полезно распорядиться возможностью длительного отпуска именно таким образом и вернуться заряженным и готовым к новым свершениям". В эпоху эмоционального "выгорания" "Вымпелком" ищет свои способы мотивации сотрудников: премии, обучение, завтраки с генеральным директором, "почетные доски" и др. "Конечно, бывают большие проектные работы, по завершении которых "выгорание" неизбежно. Мы идем навстречу, и если нужен дополнительный отдых, предоставляем его", - уточняет Михаил Яковлев.

 

Однако, несмотря на концепцию flexibility at work, все чаще внедряемую в отечественных компаниях, саббатикал и российский бизнес пока далеки друг от друга. Для принятия уникальной сущности пусть и подчиненного нужно время и другой подход к карьере. Творческий шабат - это удел США и Европы. Для России он - роскошь. У нас "уметь работать" означает отдавать делу все силы. Однако личное развитие - такой же проект, как успешная карьера. "Человек непременно должен, по мнению психофизиолога, основателя теории стрессов Ганса Селье, удовлетворить врожденную потребность в самовыражении, совершить то, что он считает своим предназначением, исполнить миссию, для которой, как ему кажется, он рожден", - утешает наших саббатикалов Тахир Базаров. Нас хоть и немного, но мы есть.

 

http://ko.ru/articles/25009