От лампочки

Ноябрь 8, 2013

Культура всегда была «бедной родственницей» экономики, но отличалась большими способностями в захвате новых территорий. Изучать процесс джентрификации стоит на примере Эйндховена — постиндустриального, ныне интеллектуально-цифрового города на юге Голландии с населением 250 тыс. человек, где творческая аура вернула престиж бывшим промзонам.


Новый век наступает


Это сейчас Эйндховен (в часе с небольшим езды от Амстердама, как по железной, так и по автодороге) — передовик в области дизайна, приобретший славу Кремниевой долины из-за присутствия в нем головных офисов технологических корпораций и университетов. А в 1891 году в городке Северного Брабанта, производящем сигары и текстиль, ничего такого и в помине не было. Новая эра наступила в момент, когда инженеры братья Жерар и Антон Филипс открыли здесь небольшую фабрику электроламп.


Королева Нидерландов Вильгельмина предоставила предприятию право именоваться королевским уже в 1916 году. Лампочка дала старт дальнейшему коммерческому успеху концерна, ныне крупнейшего производителя бытовой, аудио- и видеотехники. Однако столетие спустя, когда Phillips перевел штаб-квартиру в Амстердам, а производственные мощности — в южноазиатские страны, заводские территории пришли в запустение. Эйнд­ховен, лишившись собственно градообразующего предприятия, утратил индустриальный шарм. Тогда по инициативе Кееса Донкерса, главного архитектора города, власти устроили общественные дебаты, в ходе которых выработалась Е+ — программа преобразования заброшенной промзоны.


Решено было ничего не сносить, сохранив историю, сделать ее живой. Мозговой штурм, интеллектуальный прорыв или, как сейчас говорят, синергия нашли применение остаткам крупной индустрии. Эйндховен, сконцентрировавшись на знаниях, переориентировался на «индустрию мозгов и идей» и превратился в nerd city, «город ботаников».


Каждая из фабрик обошлась муниципалитету в символическую сумму 1 евро. За весьма умеренные деньги часть цехов сдается в аренду дизайнерам с именами и новичкам. Другую часть девелоперы перестраивают под жилье, лофты, а также артхаусные кинотеатры и студии суперавангардных театральных компаний. Промышленная эстетика интерьеров (бетонные стены и металлические лестницы) бережно сохраняется и всячески подчеркивается.


Повторное использование


Процесс re use бывших фабричных помещений в центры культуры и жилье начался с административного здания Philips, что в самом центре Эйндховена. За выбеленный фасад горожане любовно называют здание Witte Dame, то есть «Белой дамой». В прошлом этот величественный образец архитектуры ар-деко занимал электроламповый завод Philips. Здесь получила прописку знаменитая Академия дизайна. 12 лет назад выпуск­ники Академии устроили выставку своих дипломных работ. Городское начальство, впечатленное успехом у публики, решило регулярно проводить фестиваль Dutch Design Week.


Обычно в октябре на неделю Эйнд­ховен превращается в столицу дизайна, который буквально подстерегает вас повсюду. Публика в дизайнерских одеждах фланирует по городу, перетекая с площадки на площадку (а их более 300). Даже местные старушки по такому случаю облачаются в цветастые колготки и бесформенные кафтаны. В Эйндховене отличный шопинг: помимо крупных торговых центров, Heuvel, Piazza, Admirant, в городе немало дизайнерских магазинов. Однако креативное сердце города бьется на Strijp-С, гигантской территории некогда фабричных помещений концерна, ныне заполненных мастерскими дизайнеров, стилистов, художников и музыкантов.


Klokgebouw — самая большая площадка, где молодежь шьет что-то дизайнерское, вручную «льет» бумагу и выдувает стекло, причем из сахара. Все это дополнено разнообразием ресторанов традиционной голландской кухни. Food design — распространенное направление дизайна, равно как и pop-up-cafe, рестораны, носящие временный характер, открывающиеся только во время проведения каких-нибудь мероприятий, в том числе Dutch Design Week.


Еще одна бывшая промзона, Strijp-T, несколько в стороне от центра, но именно здесь арендуют студию знаменитая дизайнерская семейная пара, Кики ван Ейк и Джуст ван Блейсвик. Strijp-R — место уникальное, его целиком оккупировал другой дизайнер — Пит Ейн Еек. Тут и производ­ство, и шоу-рум, и мастерские, и выставочный зал, и магазин с рестораном. Многие говорят, что Пит сейчас больше бизнесмен, чем дизайнер. Кстати, его мебелью обставлен московский «Time Out Бар».


Веселый балагур, предприниматель Роб ван дер Плуг за евро купил цеха Sectie C, что в районе Smalle Haven. На подконтрольной ему территории сейчас обитают 60 дизайнеров, в том числе всемирно известный испанец Начо Карбанель. Атмосфера Sectie C более чем приветливая: что-то мастерит дизайнер с папироской во рту, из-за двери тихий «тяжелый металл», мальчишки катаются на скейтбордах, прямо на улице студенты пьют вино за столом, накрытым вчерашней газетой. Вот так Е+ лет примерно за двадцать смогла превратить город, целиком зависящий от завода, в совершенно новое независимое место.


Дополнительные материалы:


Стоит посетить Стадион Philips


Знаковое для болельщиков всего мира место, домашняя арена команды PSV на 35 тыс. зрителей. Стадион построен в 1913 году, но перестраивался с тех пор неоднократно. Для болельщиков, приезжающих из других городов, предусмотрен даже специальный переход, напрямую соединяющий железнодорожную станцию с трибунами. Кстати, есть тут особое кресло — место 43, сектор D, ряд 22, которое последние годы своей жизни всегда занимал Фриц Филипс, бывший президент компании. В 2005 году он умер в возрасте ста лет, и в знак памяти место навсегда закрепилось за ним.Музей ван АббеМузей, стоящий на острове, омываемом сонной речушкой Доммель, в 1936 году был основан табачным магнатом и филантропом Генри ван Аббе. Снискал славу самого авангардного и самого левого музея в Европе, ибо располагает крупнейшей коллекцией работ Эль Лисицкого. Это собрание легло в основу выставочного проекта Ильи Кабакова, стартовавшего в Эйндховене, показанного в Петербурге и Москве.Академия дизайнаОдно из самых авторитетных учебных заведений Европы, выпускники которого не только продвигают национальный продукт, но и задают моду мировому дизайну. Не зря говорят: «Если хотите знать, что происходит в дизайне сегодня, отправляйтесь в Милан; интересуетесь, что будет завтра, — собирайтесь в Эйндховен».Церковь Св. ЕкатериныГлавный (римско-католический) храм города, построенный в 1868 году, но сильно пострадавший во время бомбежек Второй мировой войны. Реставраторы восстановили утраченные элементы. Украшением собора является пара 73-метровых неоготических башен: мужской, Давида, и женской, Марии. Раскопки археологов близ церкви, там, где находилось средневековое кладбище, дало возможность создать крупный банк ДНК людей прошлого.Музей концерна PhillipsЭкспозиция музея рассказывает об истории мирового концерна и о том, сколько предметов в нашем быту появилось благодаря Phillips. Кстати, в 1898 году Антон Филипс доехал и до России, где договорился о поставке 50 тыс. ламп-свечей в хрустальных канделябрах, которыми полностью осветили Эрмитаж в Петербурге.

 

http://rbcdaily.ru/lifestyle/562949989497284