Как уличное освещение может изменить город

Июнь 9, 2014

пригласил на ночную прогулку по Петербургу светодизайнера Сергея Сизого и выяснил, нужна ли городу единая концепция подсветки и может ли уличное освещение довести до суицида

Сергей Сизый


ведущий светодизайнер компании Philips «Световые решения», автор курса лекций и практических занятий «Светодизайн» в Британской высшей школе дизайна


в Москве, специалист в области психологического влияния света на человека.


— На Малой Конюшенной недавно установили современное диодное освещение с холодным белым светом. Я слышал, что в Европе такой тип освещения напоминал пешеходам о больничных палатах и нередко доводил до самоубийства. Неужели освещение может так влиять на человека?


— Свет действительно сильно влияет на нас. Эволюция человека сопровождалась двумя принципиально разными условиями освещения. С одной стороны был солнечный свет — яркий, равномерный и холодный. Такой до сих пор ассоциируется у нас с активностью. С другой стороны было искусственное освещение — огонь, прямая противоположность солнечному свету. Это неяркое локализованное освещение, идущее снизу вверх. И, в отличие от дневного, этот свет тёплый.
Тёплый свет действует на людей успокаивающе, холодный — наоборот. Но у последнего в масштабах города намного больше плюсов: например, водители на дороге становятся внимательнее. И это спасает жизни.


Что до гипотезы о суицидах — непросто оценивать такого рода факты. Что я могу предположить? Что тёплый свет действует на людей успокаивающе, а холодный свет попросту не делает этого.
Благодаря холодному освещению водители на дороге становятся более внимательны
На Малой Конюшенной свет хоть и белый, но тёплый. Обычно холодный свет ассоциируется с белым, а тёплый — с желтоватым. Хотя физически это не так. Cвет делят на три типа: нейтральный, тёплый и холодный. Тёплый, как у лампы накаливания, желтоват (2 700 Кельвинов). Холодным принято считать свет температурой в 6 500 Кельвинов — он, напротив, лишён жёлтого и отдаёт синим. На Малой Конюшенной свет нейтральный, примерно 3 500–4 000 Кельвинов. Но это всё условно, как и с другими цветами.


В Англии, Голландии, Франции, скандинавских странах даже маленькие города имеют единую концепцию освещения. Яркий пример — французский Лион, который является одним из самых интересно освещённых городов в Европе. Там проводят Фестиваль света, самый известный в мире. У нашей компании именно там находится исследовательский центр уличного и фасадного освещения.

— В каких случаях лучше использовать холодное освещение?


— Есть в городе транспортные улицы, которые хорошо бы освещать холодным светом, а есть пешеходные, как эта, которые предпочтительнее освещать тёплым. Подобные вещи решаются на уровне глобальной концепции освещения города. По аналогии с планами застройки, города начали обзаводиться планами освещения. В Петербурге сейчас такого нет, зато есть в Москве.


Производители, которые создают оборудование, в том числе эти светильники, чётко классифицируют, для каких целей оно будет применяться. Если это автомобильные дороги и трассы, в 90 % случаев это холодный свет. Его задача — поддерживать водителя в бодрости. Это не предусмотрено ни в каких нормах, но производители ребята не глупые и понимают: для того, чтобы твой продукт лучше продавался, лучше следовать каким-то основам светодизайна. Для туристических улиц делают светильники с тёплым светом, он располагает к неспешным прогулкам и неформальному общению.


— Перед нами сейчас памятник Гоголю, залитый жёлтым светом. Полагаете, это сделано намеренно? Вообще, удачный ход?


— Это пример некого акцента. Сделан он тут, думаю, намеренно. Восприятие человека устроено таким образом, что холодное мы чаще выбираем фоном, а тёплое — как доминанту или акцент. Логика следующая: мы часто смотрим на холодное голубое небо, а солнце на нём тёплое, и его мы воспринимаем как объект. Тут мы видим попытку сыграть именно на этом аспекте. Можно было не ставить тёплые фонари, а просто направить несколько прожекторов, но сама цель — сделать этот памятник доминантой аллеи и привлечь к нему внимание — на мой взгляд, реализована.
Восприятие человека


устроено таким образом, что холодное мы чаще выбираем фоном, а тёплое — как доминанту, акцент


— У Петербурга пока ещё нет единой цветовой концепции, хотя здесь довольно просто её создать. В отличие от многих городов России, Питер не такой старый, застраивался в одну историческую эпоху. Найти схожие черты у построек достаточно просто.


Интересный пример грамотной подсветки — офис банка «ВТБ» на Большой Морской, 30. В стёклах в вечернее время, если в здании не горит свет, отражается небо. Типичное для Петербурга сочетание — белое и синее — удачный вариант. Но если зажечь свет в этих окнах, эффект пропадёт.
Исаакиевская площадь


По сравнению с Казанским собором, Исаакиевский освещён неравномерно. Но это более сложное здание, к тому же не было идеи повторить облик Исаакия при дневном свете. Тёплое, янтарное освещение идёт снизу вверх, даёт сильные тени — всё это ассоциируется с освещением свечами, неярким и тёплым. Ещё есть два больших натриевых прожектора со стороны Невы. Они светят практически в одну точку, в центре колоннады. Таким образом мы получаем дополнительную световую перспективу, которая архитектором не была задумана: колонны по бокам темнее, в центре

 

 — светлее. Внимание концентрируется на входе в собор, как бы направляя нас.
Не хватает дополнительных акцентов на фигурах — я бы осветил их как минимум двумя источниками с разных сторон, чтобы увидеть объём. Можно было разместить светильники в окнах и межоконных нишах, чтобы казалось, что из здания идёт свет.


Медный всадник


Это наиболее удачный и продуманный в плане подсветки объект в городе. Его удалось оживить, создать ему характер. Памятник состоит из двух независимых частей — постамента и самого всадника. Обратите внимание, насколько они по-разному освещены. Нижняя часть подсвечена янтарным, что даёт ассоциацию с грунтом. Сам же всадник освещён холодной фоновой заливкой, кроме того, есть узкоградусные прожекторы, которые выделяют детали. Свет фактически лепит скульптуру, подчёркивая её форму. Если бы мы ограничились только акцентирующим освещением, то получился бы очень большой контраст. Пропажа отдельных частей памятника сделала бы его слишком драматичным. Отдельно стоит обратить внимание на последнюю деталь — подсветку надписи, которая на тёплом фоне камня выделена за счёт яркости и другой цветовой температуры. Тут всё идеально, за исключением лица, которое всё же стоило бы помыть

.
Обратите внимание, что на самых популярных видовых точках перед памятником, даже если прожектор попадает в поле нашего зрения, он нас не слепит. Их расположение выбрано очень правильно.


Как уличное освещение может изменить город. Изображение №10.1 / 2


Университетская набережная


Набережная очень хороша. Тут используют заливающий свет — прожекторы фронтального освещения, с помощью которых имитируют вид фасадов при дневном свете. Здания становятся некой световой стеной, но на некоторых прожекторами выделены элементы, изюминки. Эта набережная — пример того, как объединяющие принципы подсветки не мешают индивидуальности каждого строения.


— Но во всей этой стене света есть две откровенные проплешины — Румянцевский сад и зелёная зона Менделеевской линии. Тёмные участки вроде этих разве не портят картину?


— В этом нет ничего плохого. На фоне этих тёмных вставок здания смотрятся ещё более ярко. К тому же освещать деревья бесполезно. Мы можем сделать это летом и весной, но зимой они не будут освещаться. Читая лекции, я часто говорю, что при разработке концепции один из самых важных вопросов, которые нужно учитывать, это временные параметры и рамки. Петербург — яркий пример города, где время года играет очень важную роль.


Петропавловская крепость


Важная деталь Петропавловской крепости — её фон — небо. Его нужно учитывать при освещении. Зимой, когда темнеет рано, небо синее, потому ансамбль лучше освещать тёплыми тонами, возможно янтарными. Летом, в сезон белых ночей, лучше освещать крепость и собор холодным светом, тогда они будут выделяться.


Шпиль собора Петра и Павла совсем незаслуженно обделили вниманием. Насколько я помню, был закон, который запрещал строить здания выше этого шпиля, а теперь рядом стоит телевизионная башня-выскочка, которая мало того что нарушила этот закон, так ещё и очень вызывающе освещена. Это неправильно.


Впрочем, и вся крепость освещена недостаточно. Петропавловка должна быть однозначной доминантой, а она таковой не является. Скорее напротив: остаётся одним из наименее освещённых участков. Единственное, что сейчас хорошо, — это имитация света, исходящего из собора, из звонниц и окон. То, что я предлагал для Исаакиевского собора. Имеет смысл освещать стены крепости, они являются важной смысловой частью. Их бы я подсветил снизу вверх, чтобы подчеркнуть фактуру камня и показать брутальность этого оборонительного сооружения.
Дворцовая площадь


Конечно, первое, что замечаешь, — Александровская колонна. Ангел на её верхушке освещён сильными прожекторами с трёх сторон, что делает его не плоским, а объёмным. Тем не менее, не очень удачно выполнена подсветка снизу. Когда мы смотрим на основание колонны и пытаемся изучить детали, нам приходится подойти ближе, но в таком случае нас слепят прожекторы, встроенные в мостовую. Проблемы можно было бы избежать, если использовать светильники с ассиметричной оптикой, которые светят лишь в одну сторону.


— Что можете сказать об арке Главного штаба? Ваша компания помогла Эрмитажу выбрать лучший проект и всячески способствует его развитию?


— Здесь стоит обратить внимание на освещение конницы над аркой. В ходе реализации проекта возникла проблема. У нас есть центральное зрение и периферическое. И чтобы мы видели объект перед нами — конницу — ничего не должно мешать на периферии. Поэтому прожекторы, которыми освещена конница, пришлось расположить очень-очень далеко. А проблема заключалась в подборе оборудования, которое сможет с такого расстояния дать достаточно мощный и направленный пучок света. Его нашли. Довольно редкая техника, аналогов которой практически нет. Этими же прожекторами, кстати, освещён ангел на колонне, только в его подсветке используются цветные источники света.


На самом деле реализация проекта арки Главного штаба ещё не завершена. Можно увидеть разницу в расположении светильников справа и слева от арки. В первом случае это старое оборудование, у него уже не единая температура, детали висят вразнобой. Слева, напротив, всё ровно и единообразно.


На мой взгляд,


есть города, которым цветное освещение подходит, — например, Москва: она вся достаточно разная
и более современная
в плане архитектуры


— Если бы вам дали возможность с нуля создать проект арки Главного штаба — он бы остался таким же или конницу бы подсветили иначе?


— Если бы этот проект реализовал я, в подсветке конницы скорее склонился бы к принципу контрового освещения. Можно выделить объект светом, а можно тенью. Если бы мы осветили конницу с обратной, а не лицевой стороны, то на фоне залитого светом фасада мы бы получили силуэты.


— В конкурсе проектов подсветки Главного штаба дизайнеры пытались использовать цветное освещение: от статичных прожекторов до полноценных инсталляций. Насколько это уместно?


— Есть города, которым подходит цветное освещение, — например, Москва: она очень разная и более современная в плане архитектуры. Визитная карточка Петербурга — историческая застройка, поэтому цветное оформление городу явно не подходит. Исключением могут стать мосты. Людям, которые тут не живут, они кажутся одинаковыми. Я их, например, не различаю. А цвет мог бы стать каким-то фактором идентификации. На Дворцовом мне понравилась жёлтая линия, подчёркивающая особенность низких питерских мостов, практически стелящихся над водой. На Благовещенском, напротив, подсвечены только опоры, цвет подсветки постоянно меняется. Это может быть своеобразным маяком для судов.

http://www.the-village.ru/village/city/city-interview/145143-svetodizayn