Владимир Ковалев: «Между финансированием сектора строительства и сектора зарплат врачей нужен точный баланс»

Октябрь 14, 2014

В Москве начал работу международный конгресс «Медицинские учреждения в России: проектирование, строительство, оснащение и управление», на котором собрались инвесторы, эксперты и менеджеры сектора здравоохранения, отвечающие за строительство новых медицинских проектов, предлагающие эффективные и новейшие решения в проектировании, дизайне и строительстве новых медицинских учреждений, стационаров и оздоровительных центров.

 

Особое внимание выступающих на конгрессе было уделено расходам на реализацию мероприятий Государственной программы развития здравоохранения Российской Федерации до 2020 года, согласно которой на эти цели из бюджетов всех уровней будет выделено более 33 триллионов рублей. Участники конгресса говорили о необходимости оптимального подхода к распределению средств между новыми технологическими решениями, строительством медицинских объектов и поддержкой кадрового потенциала российской медицины. Важной темой конгресса стал бюджет здравоохранения на 2015-2017 годы, нынешнюю редакцию которого комитет по охране здоровья отклонил, отправив на доработку. О недостатках этого документа и о возможных путях оптимизации расходования средств рассказала ответственный секретарь РОПОЗ и ОЗ, руководитель комиссии по непрерывному медицинскому образованию НМП, председатель Правления АСМОК Гузель Улумбекова.

 

Улумбекова отметила, что государственное финансирование имеет три источника: федеральный бюджет, ФОМС и консолидированный бюджет из субъектов российской федерации. С учетом инфляции финансирование из федерального бюджета должно сократиться на 35%, из бюджета ФОМС оно повысится на 100 млрд руб., а из субъектов уменьшится на 7%. При этом общая доля ВВП практически не изменится. В 2013 году она была 3,7%, в 2014 году – 3,5% а в 2015-2017 увеличится на 0,1%. Основным недостатком нынешней редакции бюджета Улумбекова назвала неверно расставленные приоритеты и неэффективное управление финансовыми ресурсами. «Наша главная проблема, – сказала Улумбекова, — кадровый потенциал, однако в 2014 году приоритетом было объявлено строительство перинатальных медицинских центров. В частности, на центры ядерной медицины выделяется 10 млрд руб., на строительство перинатальных центров — 50 млрд. При этом ощущается нехватка врачей, вызовы по неотложной медицинской помощи не выполняется, диспансеризация зачастую проходит формально и бессистемно».

 

«Президент РФ Владимир Путин указом от 7 мая 2012 года поставил цель увеличить ожидаемую продолжительность жизни российских граждан к 2018 году с нынешних 70,8 лет до 74 лет, — напомнила Улумбекова. — Среди путей улучшения медицинской помощи он рекомендовал повышение оплаты труда медицинских работников. Однако, чтобы собрать дополнительные средства на увеличение жалования врачам, в регионах стали сокращать койко-места и объемы скорой медицинской помощи, отчуждать здания здравоохранения и наращивать платные медицинские услуги. В результате, с 2011 по 2013 года обеспеченность коечным фондом снизилась на 6%, общее число государственных медицинских сооружений сократилось на 15%, объем платных медицинских услуг вырос на 31%. Первичное звено взять на себя дополнительную нагрузку, связанную с сокращением объемов стационарной и скорой медицинской помощи, не может. В настоящее время уже ощущается дефицит услуг в 40% от расчетного норматива, то есть участковые врачи работают с большими перегрузками».

 

В системе ОМС необходимы расходы на повышение заработной платы, на оказание высокотехнологической помощи, которая при нынешней редакции бюджета сократится в три раза. В настоящее время расходы на статью «Кадровое обеспечение здравоохранения» сокращаются в 2,5 раза. При этом на строительство новых объектов выделяется не менее 60 млрд руб. В результате будут нарастать базовые проблемы здравоохранения, что выльется в 500 тысяч дополнительных смертей. Если коэффициент смертности составил в 2013 году 13,1 случай, то уже за первое полугодие 2014 года он составил 13,3 случая. Поскольку существует прямая зависимость между государственным финансированием и падением смертности, реально прогнозируемый рост смертности – 13,9 случаев на 1 тысячу населения. «Для того чтобы исправить бюджет, — пояснила Гузель Эрнстовна, — необходимо перенаправить средства от непервоочередных мер и экономии от неэффективных расходов на вложения в человеческий потенциал. Если денег мало, их необходимо потратить на ликвидацию дефицита кадров, причем небольшое повышение зарплаты здесь не поможет. Например, сельским работникам необходимо увеличить зарплату как минимум на 50%. Кроме того, остро стоит вопрос повышения квалификации медицинских кадров. Необходима двукратная надбавка к оплате труда профессорско-преподавательского состава, субсидии на размещение клинических баз вузов. При этом функции СМО вполне смогут выполнить территориальные фонды. Чтобы поднять оплату труда медицинским работникам, из федерального бюджета дополнительно потребуется в 2015 и 2016 гг. по 55 млрд руб., далее в 2017-2018 гг. – по 300 млрд руб. В этом случае расходы на здравоохранение поэтапно увеличатся с нынешних 3,5% ВВП до 4,2% ВВП в 2018 году. Если же в здравоохранении увеличивать расходы на другие статьи государственных расходов пропорционально темпу роста заработной платы медицинских работников, который предусмотрен Указами Президента, то тогда эти расходы вырастут к 2018 г. до 5,4% ВВП. Это ровно столько, сколько сегодня тратят на здравоохранение «новые» страны Евросоюза (Венгрия, Польша, Словакия, Чехия), экономика которых сопоставима с нашей по ВВП. Что же касается экономии финансирования, на закупках лекарств и расходных материалов за государственные средства, то, установив референтные цены, мы сможем сэкономить как минимум 100 млрд руб. в год. За счет устранения страховых медицинских организаций (СМО) из цепочки доведения финансов до медицинских учреждений можно сохранить около 25 млрд руб. Все это позволяет им уже сегодня иметь ожидаемую продолжительность жизни в 76 лет и оказывать объемы медицинской помощи в 3 раза большие. Это и есть базовый вариант развития».

 

Однако многие участники конгресса не согласны с тезисом «…строительство может подождать до лучших времен». Директор отдела стратегического развития бизнеса Philips в России и СНГ Владимир Ковалев, комментируя слова Улумбековой в беседе с корреспондентом РИА АМИ, отметил что, действительно, сейчас по разным данным примерно две трети населения России недовольны уровнем медицинского обслуживания, однако перевод основных средств в сектор зарплат за счет строительства может оказаться неэффективным. «Необходимо заниматься улучшением медицинского сектора в целом, — сказал он. — Разумеется, повышение оплаты труда даст возможность повысить эффективность работы врача, и этим вопросом сейчас занимается как министерство здравоохранения, так и другие государственные структуры. Если говорить о приоритетах, на первом месте должна быть общая организация здравоохранения, на втором – вопросы информационной и технологической поддержки, и только потом должны быть решены вопросы самого строительства. Тем не менее, такая расстановка задач не умаляет роли строительства и важности возведения больниц и медицинских центров. Хороший врач хочет работать по современной технологии, и только высокотехнологические решения и, разумеется, подходящие для этого площади, смогут привлечь медиков мирового уровня. Технологии развиваются очень быстро, поэтому архитектурные решения прошлых лет уже не соответствуют потребностям, которые необходимы профессионалам современной медицины. Например, в хирургии нынешняя методика операционного вмешательства однозначно требует новых технологий и строительно- монтажных решений. Поэтому говорить о необходимости урезать финансирование строительства сегодня нельзя. Между сектором строительства и сектором зарплат необходимо соблюсти точный баланс, и инвестировать средства во весь комплекс решений, которые поднимут эффективность всего медицинского сектора».

 

http://ria-ami.ru/read/33850